Чумачечая весна Потапа

3 января 2012 -
article1088.jpg

Украина поставляет в Россию поп-хиты с куда меньшими перебоями, чем Россия поставляет на Украину газ. В 2011-м некуда было укрыться от комического сочинения с новаторской рифмой «чумачечий» — «очечи»: в сентябре Потап с Настей даже исполнили ее на Красной площади перед президентом Медведевым, мэром Собяниным и патриархом Кириллом. 

 

 «На написание песен меня вдохновляют простые люди. Слово «чумачечая» было услышано из уст обычного алкоголика без зубов. Он своему другу что-то объяснял, говоря: «Вася, ты, что, чумачечий?» «Сумасшедший» он просто выговорить не мог. Потом это слово подхватили киевские таксисты — а нет ничего лучше, чем фразы из народа, которые потом, переработанные, обратно возвращаются в народ. Я иногда подслушиваю на застольях какие-то разговоры, читаю в интернете, как общаются девочки между собой, то есть стараюсь все время анализировать глобальное народное мышление и успешно использовать какие-то фразеологизмы и перевороты.

Когда-то я написал песню про свадьбу и приехал ее записывать на студию. Но вдруг подумал: надо же написать про весну — через два дня уже наступает! Сел с гитаркой и за пять минут сочинил. Но мне катастрофически не хватало какого-то крючочка, чтобы зацепить всех. А так как я любитель придумывать всякие «пырышки-пупырышки» и прочие словесные фишки, я вставил вместо «сумасшедшая весна» — «чумачечая», и пошел припев, и сразу «очечи» придумались. На все ушло минут семь. А от песни про свадьбу ничего не осталось. Я вообще человек момента, импульса, настроения. Меня если прет, то все валится в одну песню — старые наработки, новые фишки. Этот чистый поток энергии, этот секс, который происходит между космосом и автором (то есть мной), — я его весь переношу в свои произведения.

Клип на «Чумачечую весну» оказался самым дешевым из всех, что я снимал. Меньше трех тысяч долларов стоил, самыми дорогими были костюмы и бутафорские усы. У меня давно идея была сделать пародию на «Песняров» и вообще культуру 70-х годов, на стиль первых советских музыкальных видео. Для меня это было хулиганство такое, я думал, что песня и клип «Чумачечая весна» будут только для интернета, а для телевидения готовил очередную попсовую работу. Но «Чумачечая» прорвалась. Все-таки гений — гений есть во мне! (Смеется.)

Перед съемками клипа я обращался к образам Толкуновой и «Песняров» и долго думал, что значит взгляд в светлое советское будущее, как его передать, как стебануть эту часть советской культуры, когда люди не могли пошевелиться ни вправо, ни влево. И взгляд должен быть просветленный — где-то там вдали они видели коммунизм. Я объяснял Насте, которая вообще советское телевидение не застала, как нужно смотреть. Настя-то привыкла жопой вилять — сложнее передавать эмоции через глаза, а не через другие части тела! Сисек не было выставлено в этом клипе вперед, поэтому приходилось работать именно на духовном уровне. Мулявин, на которого я похож в клипе, для меня является иконой того времени, своеобразным Элвисом. Мулявин для меня — это самый красивый голос 70-х годов, а «Песняры» — символ советского фанка и красивой белорусской музыки. Единственное что — гримеры перестарались и превратили Настю в Мирей Матье. А я хотел, чтобы она была Валентиной Толкуновой! В конце клипа Настя срывает юбку, я с ума схожу, мы все разламываем — это такая метафора того, как распадался Советский Союз.


 

Вообще все, что исполняет дуэт Потап и Настя, принадлежит мне. За исключением того момента, что я не участвовал в производстве Анастасии и не учил ее петь. А так — все это я. Настя — исполнитель, очень ценный для меня как продюсера, автора и коллеги по сцене. Ей скажешь: надо быть квадратной ледышкой — она будет ледышкой. Она человек команды, хотя работаем мы практически всегда по отдельности. Она занимается физкультурой, подтягивает свои части тела, ходит на маникюры-педикюры, делает то, чем должна заниматься суперзвезда, я это все кропаю-придумываю, все держу в своих руках и никого не подпускаю.

Я Наполеон, царь и бог в шоу-бизнесе украинском. Я знал, что «Чумачечая весна» все переплюнет. Я сразу сказал, что теперь нас будет знать и любить другое поколение, люди постарше. Я хитмейкер: когда пишу песню, сразу вижу, это хит или не хит; он когда внутри рождается, меня трясет всего. Если песня лезет, ко мне лучше не подходить — я становлюсь сумасшедшим в этот момент. Мне сигнал из космоса идет, я его перерабатываю. (Смеется.)

Я изначально хотел сделать дуэт Потап и Настя с иронией, приколами, пародийностью. Самое главное — удивлять! Сделать очередной проект с очередной красивой телкой, очередное попсовое говно — извините — я не хотел, не хочу и не буду. Таких артистов достаточно на нашей эстраде. Только глупый человек может подумать, что смысл в том, что у нас мужик простой поет, рубаха-парень, и красивая девушка. Я гораздо глубже все продумывал. Я хотел сделать Потапа и Настю народными героями, как Иван Васильевич и Анки, Кен и Барби. Такие образы лучше понимает народ, он им доверяет. Я занимаюсь шоу-бизнесом профессионально, я в каждую песню вкладываю глубокий смысл. Подтекст лежит в этом всем величайший. У моих групп стоит сверхзадача — изменить человека в лучшую сторону на примере самого себя. Артист — это тот, кто умеет воплощать любые образы. Это тот, кто сядет на коня, спрыгнет с него, начнет фехтовать, в горящую избу заходить — все будет делать, а не просто ходить красиво по сцене, как очередные силиконовые телки очередных силиконовых продюсеров. То, чем я занимаюсь, — это музыка, чистое искусство. Коммерческое, правда.

Мне 30 лет, я суперпопулярный продюсер. Я хочу стать человеком, который все-таки даст возможность молодым музыкантам пролезть на большую сцену. Я человек нового поколения, я хочу, чтобы музыка менялась. Сейчас просто засилье ужасных попсовых проектов. Я за честную музыку, за честный креатив, я хочу стать светочем шоу-бизнеса, человеком, который разрушит гегемонию эстрадной попсы и создаст попсу профессиональную, модную. Не попсу, а именно поп-музыку. Без ложной скромности скажу: получить песню от Потапа — значит, получить хит, заработать денег. А я придумал такую схему, при которой я предлагаю не просто спеть. Я напишу артисту песню, мало того, я напишу ее под него, под артиста, а еще ему сниму клип, и это будет стоить дешево и будет сделано реально круто. Я под ключ делаю людям праздник жизни и тем самым внедряю замечательную идею превращения нашего шоу-бизнеса в настоящий — как на Западе, в Корее или Японии. Хочу новый шоу-бизнес. Чувствую, что если не будет меня, никто не сможет подвинуть царство фанерной попсы».

 



Интервью: Марина Зенкина
 

Похожие статьи:

ОбществоЛео Барнетт: Секрет всех великих творцов – это любопытство к жизни во всех ее проявлениях

ОбществоВ Израиле запретили снимать слишком худых моделей

КультураАмериканский поэт Джулиан Лоуэнфельд: почему нельзя молиться богине-сучке успеха

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2954 просмотра

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]