Год Януковича: ющенковщина без Ющенко или отход для разбега?

7 марта 2011 -
article123.jpg

24 февраля «Собор гражданского согласия» (СГС) под председательством Дмитрия Табачника провел всеукраинскую конференцию на тему «Годовщина президентства Виктора Януковича: успехи и ожидания».

В ее работе приняли участие восемь постоянных авторов «2000» и еще больше политиков и общественных деятелей, регулярно пишущих для еженедельника. Поэтому подробно пересказывать ход дискуссии нет смысла: обо всех шагах власти и наших не оправдавшихся (будем надеяться, пока) ожиданиях вы знаете. Но в споре, как известно, рождается истина. И о том, как к ней приходили, рассказать, думаю, стоит.

Представители властных структур и пропрезидентской партии прогнозируемо рапортовали о достижениях. Народные депутаты Владислав Лукьянов и Валерий Коновалюк, а также директор Национального института стратегических исследований Андрей Ермолаев приводили цифры, свидетельствующие о завоеваниях правительства и поясняли, почему эффект от позитивных сдвигов пока не ощущается.

Со многим можно было согласиться, но все же «гражданское согласие» зиждется далеко не на одной только экономической цифири. Время от времени мы это видим на примерах благополучных в этом отношении стран. Да и «новый европейский тигр» образца 2004 г. был повержен отнюдь не экономическими потрясениями. Кому как не лидеру СГС осознавать это лучше других адвокатов президента? Оттого линию аргументации министр образования, науки, молодежи и спорта выстроил на тактике контратак. И одним из виновников незавидного положения в гуманитарной сфере назвал… общественность.

 

За что французы повесили бы Лещенко

Впрочем, начал Дмитрий Табачник с утверждения о том, что: «даже если просто пройтись по пунктам «Народного наказа», который СГС давал кандидату в президенты, можно убедиться, что они постепенно выполняются». Конечно, определение «постепенно» может многое представить в более выгодном свете, но и оно неспособно прикрыть небрежение по отношению к таким пунктам вышеупомянутого наказа, как федерализация, единый газотранспортный комплекс Украины и России, прекращение насильственной украинизации, запрещение пропаганды фашизма, придание русскому языку статуса второго государственного.

«Кто-то может спросить: где государственный статус русского языка? Кто-то поинтересуется, когда же состоится вступление в Таможенный союз, — продолжал Табачник. — Претензий можно предъявить много любой власти — важно лишь захотеть. Но если смотреть правде в глаза, мы вынуждены будем признать, что сопротивление деятельности президента и правительства со стороны бывших «оранжевых» носит жесткий и организованный характер, а вот поддержка власти разрознена.

Наши сторонники посчитали, что их работа завершилась в момент голосования на выборах, а дальше остается ждать, когда власть сама все сделает. Но вспомните, как Ющенко тянул в НАТО, а вот не смог за пять лет из-за сопротивления общественности. Сегодня же курс на денацификацию встречает с одной стороны бешеное сопротивление, с другой — благостное молчание. Ну кто будет сбрасывать эсэмэску в эфир телешоу, если его все устраивает? Вот и получается, что с одной стороны нас критикуют идеологические оппоненты за то, что мы сделали, а с другой — наши избиратели за то, что мы якобы ничего не сделали. Надо не злобствовать на кухне, а когда оппозиционные силы пикетируют Администрацию Президента, Кабмин или ВР, выходить на собственные митинги и демонстрировать, что большинство поддерживает власть».

Выступление Дмитрия Владимировича показалось мне по меньшей мере спорным. Думаю, он и сам прекрасно понимает: никакой заметный общественный протест невозможен без организующего начала — и неэффективен без информационной поддержки. С представителями власти или провластной партии сегодня связаны как минимум восемь (!) общенациональных телеканалов. Но, увы, на самых крупных из них мы наблюдаем лишь миграцию заезжего манипулятора, симпатизирующего антипрезидентским силам. «Власть оплевывают с полшестого утра до полуночи — и при этом она даже не утирается», — колоритно обозначил ситуацию народный депутат ВР III и IV созывов Георгий Крючков.

Что же касается «организующей и направляющей», то кто как не ПР основательно поработала на антинационалистическом и антинатовском электоральном поле, растоптав остальные зачатки антифашистского сопротивления?

«До прошлого года организующим началом была Партия Регионов,— вступился за общественностьВладимир Корнилов. — Она выводила сторонников на митинги, отстаивала их права в парламенте, устраивала общественные обсуждения. А сейчас? Выводит ли хотя бы в поддержку своей же политики? Я уже не говорю о митингах с требованиями выполнять предвыборные обещания. Но даже когда люди в отчаянии сами выходят защищать права, СМИ это описывают с точностью до наоборот — как в случае с закрытиями русскоязычных школ, представленных как украиноязычные».

«И при всем при этом разные там «репортеры по вызову» продолжают кричать о зажиме свободы слова тех же каналов, — развил тему массмедиа гендиректор ТРК «Киев» Дмитрий Джангиров. —Даже эта активная или пассивная (кто там ее разберет!) защитница секс-меньшинств Северинсен, когда в «оранжевые» годы приезжала и слышала, что идет борьба с оппозиционными на то время журналистами и телеканалами, отвечала, что это, дескать, частные случаи, а в общем-то все расцвело со свободой слова. А сейчас почему-то — при гораздо меньшем количестве «частных случаев» — уже «усохло». Во многом мы и сами виноваты, что позволяем крайне субъективно представлять нашу жизнь. У нас нет решимости объявить, как Россия или Китай, ту или иную форму суверенной демократии. Мол, «извините ребята, но мы сами определяем, нормально у нас или ненормально с демократией и свободой слова»

А раз мы этим субъективным взглядам попустительствуем, они выливаются в уродливые последствия. Я был свидетелем, как в Париже журналист Лещенко подошел к уже отъезжающей из Елисейского дворца машине президента Украины и попытался открыть дверцу. Ошарашенные французы нам достаточно доступно рассказали, за что именно их служба охраны повесила бы того, кто попытался бы проделать такое с их президентом. А здесь как бы все нормально — ну приспичило человеку в этот самый момент вопрос задать.

Чтобы заткнуть рот всем этим радетелям свобод, нужно провести мониторинг телеканалов, особенно государственных: сколько там выступает оппозиция, в каких эфирах? Чтобы показать, что со свободой слова у нас все в порядке. Но в рамках этой свободы хотелось бы четче и яснее слышать голос власти — в отстаивании своих позиций по налоговому кодексу, по пенсионному, по прочим злободневным вопросам. Должна быть пропаганда в хорошем смысле этого слова. Потому что ленивому журналисту ведь проще выйти не на чиновника, а на «эксперта», который даст «комментарий», зачастую негативный».

Дмитрий Табачник во многом поддержал тезку: «У нас в прессе убеждение часто заменяет знания. Малообразованным журналистам, по-моему, чуть ли не заранее было «известно», почему девочка «умерла на уроке» в Полтавской школе № 7. А то, что у нее последние 9 лет диагностировали тяжелейший порок сердца — об этом знали только учителя и родители. Ну кому из журналистов интересно знать, что такое болезнь митрального клапана? И что смерть случилась до занятий.

Но как на это все отвечать? Проводить ежедневные пресс-конференции? Рассказывать, что зарплаты учителей растут? Что правительство Азарова сработало по программе «Школьный автобус» в 340 раз лучше, чем правительство Тимошенко?                                       

     «Именно так!» — убежден председатель Госфинуслуг Василий Волга, единственный представитель власти, занявший          наступательную позицию («Я вообще Партию регионов не представляю, я против нее»): «Вот Андрей Васильевич Ермолаев говорит, что мы находимся в агрессивной информационной среде… А мы думали, что будет по-другому? На то и демократия — кто-то врет, кто-то правду говорит. Но если эта правда будет заключаться только в цифрах или процентах… Владислав, ты куда? (обращаясь к покидающему заседание «процентщику» Лукьянову. — Авт.). Вот артист!.. то обыватель эти цифры не прочитает в газете, он их глазами пробежит — и все.

Возьмем другой хрестоматийный пример. Вспомните, как премьер Тимошенко «ночевала в своем кабинете». У нее там была то ли раскладушечка, то ли столик для массажа. Юлия Владимировна под прицелом телекамер звонила «каждому шахтеру», спрашивала, получил ли деньги. Шоу — великолепное. Погасили тогда какие-то там 320 или 370 млн. грн. А за год до этого Янукович погасил задолженности по зарплатам шахтерам на 1 млрд. 200 млн. грн., но это прошло тихо.

Что же сейчас мы видим? Один из вице-премьеров по всем телеканалам регулярно пугает страну ужасной пенсионной реформой, которую он, «несмотря ни на что, проведет»: «Вы бойтесь, но я это проведу!». С другой стороны — идет репортаж с заседания Комитета экономических реформ, и мимоходом так проскальзывает информация, что построили мост через Днепр. Слушайте — пять лет вообще не вели никаких работ. Куча отговорок про неправильные опоры, чтобы прикрыть разворованные после смерти Кирпы деньги. А тут 9 месяцев — и мост запустили! Вспомните, как показывали его открытие: дождь, несчастный Николай Янович под зонтиком… А где трудовые будни?!! Где на самом деле героическая, тяжелая работа тысяч людей? Где интереснейшие инженерные решения, которые как раз власть и инициировала?

То же и с Жулянским мостом, с тремя станциями метро… Об этом — между прочим…

Поэтому у меня вопрос и к Ермолаеву, у которого целый институт. Надо влиять на ситуацию. Вспомните из «Фауста»:


…Довольство не спасает от фантазий,
В привычном счастье есть однообразье,
Дай людям солнце — захотят на полюс.


Всегда будет агрессивная среда. И нужно выигрывать в такой среде. А в нас сидит еще советский такой подход — мол, «мы умеем работать, мы будем строить». Но сегодня нужно еще, к сожалению, и уметь подать».

Русский как проукраинский

Но из «гуманитарных блюд» подавать-то особо нечего, считает историк и публицист Александр Каревин: «Русскому языку так и не предоставлен статус государственного. Как видим, у нас стало уже недоброй президентской традицией — не выполнять обещания.

Виктор Федорович победил на выборах во многом потому, что его воспринимали (на мой взгляд, совершенно справедливо) как «меньшее зло» по сравнению с Ющенко—Тимошенко. Но чтобы развить успех, мало оставаться «меньшим злом». Надо стать для народа добром.

Говорят, президент Украины должен быть не пророссийским и не прозападным, а проукраинским. Правильно говорят. Но быть проукраинским — это не значит заигрывать с «національно свідомими діячами». Предоставление русскому языку статуса государственного — это проукраинский акт. Это уступка не России, а собственному народу, бОльшая часть которого русскоязычна. Это признание роли того языка, который Украина имеет право считать своим не в меньшей степени, чем Россия. Если Виктор Федорович все это осознает, то имеет смысл его поддерживать. В противном случае — нет».

Еще более категоричен был Георгий Крючков: «То, что власть не овладела информационным пространством и не пытается этого делать, — не единственная ошибка первого года президентства Януковича. Возьмем нежелание вступать в Таможенный союз. Мол, для этого надо Конституцию менять. Ну кто эту чушь президенту подсовывает? Почему же по этой логике для вступления в ЕС Основной Закон не надо менять? Все это не что иное, как капитуляция перед Западом. И все реформы идут под диктовку Запада. «Руки по швам» — во всем.

Как юрист и как политик, не вижу и жгучей необходимости делать чистку Конституции. Но главное — кому это поручили? Человеку, который снял сливки с партии, поднявшей его на вершину власти, затем с социал-демократов, которые были при власти. Потом переметнулся к Тимошенко, не пришел на инаугурацию президента, выдал несколько похабных заявлений. С этим человеком можно делать все что угодно. Он напишет такую Конституцию, какая «нужна».

Вообще создается впечатление, что идеологический блок власти действует против власти. Ну как могла делегация Украины в ООН не поддержать резолюцию об осуждении неонацизма?!! Похоже, мы наблюдаем начальный этап ющенковщины без Ющенко».

Заявление смелое. Но как еще объяснить решение о вручении Шевченковской премии автору открыто ксенофобского и аморального романа? Издатель (не данного произведения, конечно) Александр Красовицкий вынужден был процитировать несколько фрагментов:

«…орда сприйняла цю лють як наказ, кацап’юги юрбою налетіли на мертвого — дрібні, кривоногі, але дуже мордаті, з пласкими, налитими кров’ю мармизами, — вони з дикунським ґелґотанням і матючнею також почали гамселити отамана кольбами, і так гамселили, що приблуда із недалекого Жаботина Федька Пєсков, котрий показав їм дорогу на хутір Кресельці, напужив у штани, і довго не міг допетрати, що це воно таке гаряче (чи не кров?) стікає по литках. Перелякався в смерть вилупок…»

«Коли Ціля, задерши руки, солодко потяглася й жакетка теж підскочила вгору, йому здалося, що ті панталончики зіскочили з неї. Та ні, наступної миті вона сама стягла їх трохи не до колін, відкриваючи свою випуклу, вкриту лискучим волоссям срамоту, потім присіла і пружний струмінь зашелестів у траву…»

«Від села через поле сюди підтягувалося войовниче юрмисько — то сунула жидівська самоохорона».

«Писательская общественность никак не отреагировала на премию книге, проповедующей совершенно недопустимые в цивилизованном мире вещи. — констатировал Александр Витальевич. —Если общественность не вмешается, то окружающие страны будут воспринимать нас как ксенофобское государство».

Общественность вмешалась — причем сразу международная. Присутствующий на конференции депутат Европарламента от Латвии Александр Мирский выразил надежду, что Янукович не вручит премию книге, за которую проголосовал комитет по Шевченковским премиям: «Будущий президент Европарламента Мартин Шульц уже создал группу «По борьбе с ксенофобией, национализмом и популизмом». Прошу прислать мне цитаты из книги, и я лично в Европарламенте их озвучу. Мне нужны конкретные фамилии голосовавших «за». С ними нужно разговаривать, а не с Януковичем или с кем-то из его команды».

Судя по всему, депутат Европарламента не знал, что это уже «аукнулась» одна из первых уступок Януковича украинским националистам — состав комитета, утвержденный президентом 8 месяцев назад.

«Тут говорят, что, мол, команда Януковича не имеет отношения к премии, — возразил Владимир Корнилов. — Но мы же все слышали, как лауреат рассыпался в благодарностях Анне Герман. Еще раз хочу спросить — в поддержку кого выводить сейчас людей на демонстрации?»

Президент Центра системного анализа и прогнозирования (организатор конференции) Ростислав Ищенко, согласившись с тем, что в президентской команде существует борьба влияний, предложил поддерживать конкретные действия конкретных представителей власти или же протестовать против таковых: «Почему в Харькове Добкин и Кернес открывают памятный знак Иосифу Слепому, тогда как в Одессе Костусев вводит русский язык как официальный? Требуйте со своих начальников!».

О маленьких, но очень…

Российский взгляд на президентство Януковича представил директор Российско-Украинского информационного центра (соорганизатора конференции) Олег Бондаренко: «За истекший год было сделано довольно много. Януковичу удалось оперативно отстроить вертикаль власти меньше чем за год — у Путина на это ушел почти весь первый президентский срок. Но в плане развития российско-украинских отношений, увы, остался горький осадок упущенных возможностей.

Экономическая кооперация между Украиной и Россией остается протоколом о намерениях, до сих пор не создано ни одного реального СП. Украина настаивает на подходе «50 на 50» и не соглашается на кресло первого заместителя, что как минимум некорректно, учитывая размеры активов слияния. О каком паритетном бизнесе можно говорить, когда объемы соответствующих отраслей России в разы, а то и на порядки превосходят украинские?

Инвестиционный климат для захода российского бизнеса за последний год ухудшился. Остались нерешенными даже такие «кричащие» вопросы (о которых лично просило российское руководство), как возвращение контроля над Кременчугским НПЗ компании «Укртатнафта» и продажа «Лугансктепловоза» брянскому «Трансмашхолдингу».

Предложение энергетической кооперации и создание газового консорциума озвучивается Россией последний раз. Во второй половине года начинается строительство «Южного потока» в обход Украины. Когда Киев опомнится и предложит свою проржавевшую ГТС, может быть поздно. России и Европе Украина как транзитное государство может оказаться просто не нужна.

Грузовые транзитные потоки с началом работы Таможенного союза уже перенаправляются через Беларусь — двойное налогообложение никому не интересно. При том что официально ЕС, Украина и Россия закрывают глаза на параллельное создание двух пересекающихся зон свободной торговли, экспертам понятно, что в случае неурегулирования Украиной вопросов с Таможенным союзом при создании зоны свободной торговли с ЕС товары, идущие из Украины в Россию, могут подвергаться двойному налогообложению.

Сергей Тигипко признается, что сотрудничество с НАТО сейчас значительно теснее: сказываются результаты заключенных Ющенко договоренностей о евроатлантической интеграции, денонсировать которые никто не собирается. Последний визит генсека альянса Расмуссена в Киев по приглашению Украины — яркое тому подтверждение.

В то же время приглашение приехать на родную для него Украину генсеку ОДКБ Николаю Бордюже официальный Киев высылать не торопится. А робкие попытки межпарламентских визитов депутатов ВР на заседания Парламентской ассамблеи ОДКБ блокируются на уровне директоров департаментов МИД, тогда как на заседание Парламентской ассамблеи НАТО они спокойно продолжают летать за бюджетный счет. И это называется политикой внеблоковости?

К сожалению, многие украинские политики продолжают считать свою страну территорией, свободной от действия всемирных законов геополитического тяготения. По этим законам невозможно одновременно быть белым и красным — опираться на русскоязычный электорат и не давать русскому языку никакого официального статуса, стучаться в закрытые двери Брюсселя и не замечать распахнутые ворота Москвы».

Во всем можно было бы согласиться с Бондаренко, но с оговоркой. Иллюзию «свободы от действия законов геополитического тяготения» у наших политиков поддерживают не кто иные, как их российские коллеги. В обмен на особые внешнеэкономические преференции своим союзникам (каковыми для «единороссов» являются «регионалы) не требуют особого отношения к нуждам электората той же ПР. И не думаю, что это можно было бы квалифицировать классическим вмешательством во внутренние дела, примеры какового привел Дмитрий Табачник.

«Проект закона о высшем образовании проходит общественное обсуждение в более чем 600 коллективах вузов. Пришло около 4 тыс. замечаний и поправок. При этом сразу три посла западных стран пишут Президенту Украины письмо, выражая нешуточную тревогу за судьбу одного very small but prominent university («очень маленького, но известного университета». — Авт.). С момента Венского конгресса это абсолютно новое слово в дипломатии — вмешиваясь во внутренние дела, бороться даже не с законом, а с подготовкой его концепции.

Общественность в лице ректоров и преподавателей вузов, студенческих и молодежных организаций заявляет, что предлагаемые новации необходимы, что без них образование погибнет, но поддержка эта столь тиха, что один very small but prominent university, обгадив страну своими жалобами во все посольства, обретает рупор в лице куртуазных репортеров (по Джангирову) и многих их украинских коллег».

Без ЕС за ЕС решили

К счастью, не все в Европе склонны безоглядно верить «очень маленьким, но…». Как заверилАлександр Мирский, «приход к власти Виктора Януковича в Европарламенте восприняли с надеждой. Потому что тот многолетний балаган всех веселил, но никого не устраивал, учитывая геополитическое положение Украины и зависимость Европы от поставок углеводородов.

С точки зрения моих товарищей социалистов и демократов (образующих вторую по величине фракцию Европарламента), позитивные результаты деятельности Януковича — это договоренности по Черноморскому флоту, по статусу Севастополя, по трубопроводным поставкам энергоресурсов в Европу.

Есть и негатив. Мне совершенно непонятна информационная политика. Например, я вчера неожиданно услышал в новостях, что ВР приняла решение об отказе от тендеров в социальной и муниципальной сфере и, как передали СМИ, «ЕС поэтому отказал Украине в помощи». Но мы такого решения в Европарламенте не принимали! А Еврокомиссия не может без нас принять такое решение! Хорошо хоть не все мировое сообщество обиделось на Украину из-за того, что у нее там с тендерами коммунальными что-то случилось.

С другой стороны, если мы работаем действительно с европейскими структурами, инвестирующими в том числе и в коммунальное хозяйство, то почему бы чиновникам, которые отменяют тендеры, действительно не разъяснить свою позицию? Чтобы снять подозрения в коррупции. Не мне же вам рассказывать, какая статистика на Украине по этой проблеме: более 40% экономики — в тени. Прикиньте, сколько в Киеве дорогостоящих машин. Новый «порше кайен» я даже в Брюсселе не видел (а я там живу). Здесь же только пока сюда доехал — восемь штук насчитал. И это в стране, переживающей такие серьезные экономические трудности! Борьба с коррупцией, на мой взгляд, — сегодня вопрос № 1 для Януковича.

Насчет свободы слова. Когда ваша бывшая глава правительства приехала в Европарламент и объявила, что в стране чуть ли не сажают всех подряд журналистов, Европарламент это слушал, потому что у г-жи Тимошенко очень серьезные связи во фракции Народной партии. И они нарисовали резолюцию, которая не соответствовала действительности. Мы эту резолюцию сначала дважды откладывали, чтобы она не влияла на ваши муниципальные выборы. А потом приняли, убрав все неподтвердившиеся моменты. Это свидетельствует, что надеемся на Януковича, ждем сегодня от его команды серьезных и решительных действий».

О том, что команда эта неоднородна, еще раз напомнили директор института политического анализа и международных исследований Сергей Толстов и проректор Донецкого университета Татьяна Мармазова. А директор Центра социальной аналитики Евгений Филиндаш призвал президента прислушиваться к той части его команды, которая выражает взгляды проголосовавших именно за него — Януковича. Потому что путь задабривания идеологических оппонентов — гибельный для всей команды.

С этим не мог не согласиться и Дмитрий Табачник. «Фактически оппоненты не требуют от нас каких-то жертв. Они дают понять, что если каждый член президентской команды на своем месте просто ничего не начнет делать, оставив все как досталось в наследство от Ющенко, то их это полностью устроит. Тогда не будет манифестаций, сожжений чучел министров и т. п. И беда в том, что многих членов команды этот принцип устраивает».

Дмитрий Скворцов, Политклуб.РФ

 

Похожие статьи:

Политика«Наши деньги»: риторика правильного социализма

ПолитикаУкраина пустеет

Правовая защитаЧто нам ждать от пенсионной реформы

ПолитикаИдейные наследники Геббельса в "государственном" прямом эфире

НовостиВыборы в парламент Украины пройдут в октябре 2012 года, выборы президента – в марте 2015

При комментировании материалов сайта соблюдайте правила общечеловеческой этики Понравился материал? Поделитесь с друзьями

Рейтинг: +1 Голосов: 1 1740 просмотров

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Владельцы этого сайта никогда не разделяют точку зрения авторов

По просьбе правообладателей будет удален любой контент, к которому есть обоснованные претензии

[b][/b]
[b]
[/b]